Культура и отдых в Санкт-Петербурге. Афиша и анонсы Санкт-Петербурга. Кинотеатры, театры, музеи, ночные клубы, выставки, фестивали, знакомства. Фан-клуб Масяни в Санкт-Петербурге  

 реклама на портале    обратная связь

 

НАВИГАЦИЯ

главная
афиша
кино
театры

концерты
музеи
выставки и галереи
активный отдых

путешествия
 
отдых с детьми
рестораны
ночные клубы
казино
боулинг
бильярд
релаксация
розыгрыши
анекдоты
мода и красота
афоризмы
наши друзья
обратная связь
реклама на портале

Рассылки Subscribe.Ru
Репертуар театров Санкт-Петербурга
Репертуар кинотеатров Санкт-Петербурга
Концерты в Санкт-Петербурге
Афиша ночных клубов Санкт-Петербурга
БОЛЬШОЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР ИМ. ТОВСТОНОГОВА 

Большой драматический театр им. Товстоногова [БДТ]

Адрес: г. Санкт-Петербург, наб. реки Фонтанки, дом 65
Телефон: 310-92-42
Метро: "Владимирская"
Кассы: 11.00-15.00 и 16.00-19.00
Билеты: 10-170 руб.
История театра План зала и стоимость билетов Репертуар

История театра БДТ

Большой Драматический театр открылся 15 февраля 1919 года трагедией Ф.Шиллера "Дон Карлос". Осенью 1918 г. комиссар по делам театров М.Ф.Андреева подписала декрет о создании в Петрограде Особой драматической труппы - так первоначально назывался театр, известный сегодня во всем мире под аббревиатурой БДТ. Ее формирование было поручено известному актеру Н.Ф.Монахову, а истоками стали два театральных коллектива: организованный в 1918 году Театр Трагедии под руководством Ю.М.Юрьева и Театр Художественной Драмы, который возглавлял А.Н.Лаврентьев. На должность председателя Директории Большого Драматического был назначен А.А.Блок, главным идейным вдохновителем нового театра стал М.Горький. Свои выступления БДТ начал в Оперной студии Консерватории. Именно там впервые прозвучали страстные монологи маркиза Позы, обличающие тиранию и деспотизм и воспевающие свободу. Спектакль, воспринятый как манифест нового театра, абсолютно точно соответствовал и породившей его эпохе, и творческой программе основателей, сформулированной М.Горьким: "Какой театр наиболее сердечно ответил бы духу времени - преобладающему настроению людей, социально чутких, искренне желающих обновления человека? Я дерзаю считать приблизительно верным такой ответ: в наше время необходим театр героический, театр, который бы поставил целью своей идеализацию личности, возрождал бы романтизм, поэтически раскрашивал бы человека. Вскрылись и потекли кровавым гноем все древние нарывы оскорбленной души; немой человек, которого слишком долго и крепко держали за горло, ныне рычит, ревет, как свободный зверь, угрюмо и радостно беснуется, но плохо верит в свою свободу, и поэтому яростно кусает ближнего своего, столь же уродливо воспитанного историей, как и он сам. И - самое главное - осовобожденный раб все еще не чувствует себя свободным человеком, хозяином жизни, бесстрашным творцом нового... Этому человеку необходимо показать другого, о котором он сам - и все мы - издавна мечтали, человека-героя, рыцарски самоотверженного, страстно влюбленного в свою идею - какова бы она ни была - человека честного деяния, великого подвига. Необходимо научить людей любить, уважать истинно человеческое и надо, чтобы они умеели, наконец, гордиться собою. Поэтому - на сцене современного театра необходим герой в широком, истинном значении понятия, нужно показать людям существо идеальное, о которм весь мир издревле тоскует..." Горький встретил революцию драматически: за принесенными ею кровью, болью, страданиями и разрухой он не увидел того, во имя чего с его точки зрения она совершалась -- созидательного смысла. Он чувствовал потребность противопоставить трагической действительности нечто светлое, высокое. Выдвинутый им горделивый лозунг "Героическому народу - героический театр!" получил воплощение в репертуре театра. На сцену БДТ вышли герои Шекспира, Шиллера, Гюго. Ценой собственной жизни они утверждали идеи благородства, самоотверженности, противопоставляя честь и достоинство хаосу и жестокости окружающего мира. Позиция А.А.Блока была более мужественной. Поэт воспринял революцию как истрическую неизбежность, как акт трагического очищения. Он ратовал за искусство, не уводящее от реальности, а прямо смотрящее ей в глаза. Именно А.Блок стал председателем художественного совета, зведующим литературной частью - по существу - художественным руководителем БДТ. Он обращается к зрителям со вступительными речами перед спектаклями, пишет статьи, где дает удивительно интересные толкования принятым к постановке пьесам - "Отелло" и "Королю Лиру". Жаль, что рядом с ним не оказалось столь же масштабной режиссерской фигуры, способной выразить его идеи адекватным сценическим языком. В первые годы жизни БДТ существенную роль в определении его художетвенного облика играли художники. Каждый из них: и вышедшие из "Мира искусства" А.Н.Бенуа и М.В.Добужинский, и архитектор-монументалист В.А.Щуко делали это по-своему. Но именно они сформировали торжественный, поистине великолепный стиль раннего БДТ. В начале 1920-х годов "музыка революции" постепенно стала стихать. В 1921 г. на несколько лет уехали из России М.Ф.Андреева и М.Горький, в том же году не стало А.А.Блока, вернулся в Академический театр драмы Ю.М.Юрьев, ушел А.Н.Бенуа, покинул БДТ и ставший главным режиссером А.Н.Лаврентьев. В театр приходили новые режиссеры - Н.В.Петров, К.П.Хохлов, П.К.Вейсбрем; они приводили за собой и новых художников - Ю.П.Анненкова, М.З.Левина, Н.П.Акимова, В.М.Ходасевич, В.В.Дмитриева, Н.П.Акимова. Приняв от А.А.Блока символическую эстафету, в 1923 г. литературную часть возглавил А.И.Пиотровский. На афише театра появились пьесы современных драматургов: Н.Ф.Погодина, А.М.Файко, Ю.К.Олеши, Б.А.Лавренева, М.Горького. На долгое время БДТ остается театром актеров. Премьеров 1920-х гг. - великолепного Ю.М.Юрьева; знаменитого в прошлом кумира оперетты, оказавшегося актером мощного драматического темперамента Н.Ф.Монахова; звезду немого кино В.В.Максимова в 1930 - е гг. сменяют А.И.Лариков, В.П.Полицеймако, В.Я.Софронов, в БДТ приходят Е.М.Грановская, О.Г.Казико, В.Т.Кибардина. БДТ остро нуждался в лидере-режиссере. В 1930-х - 1950-х гг. в нем появлялись яркие режиссерские индивидуальности. Но, заявив о себе интересными постановками, они по тем или иным причинам достаточно скоро вынуждены были расстаться с театром. Приводимый список, пожалуй, красноречивее всяких слов говорит о драматической судьбе Большого Драматического театра. Итак, главные режиссеры БДТ: 1919-1922 и 1923-1929 - А.Н.Лаврентьев; 1929-1934 - К.К.Тверской; 1934-1936 - В.Ф.Федоров; 1936-1937 - А.Д.Дикий; 1938-1940 - Б.А.Бабочкин; 1940-1946 - Л.С.Рудник; 1946-1949 - Н.С.Рашевская; 1950-1952 - И.С.Ефремов; 1922-1923 и 1954-1955 - К.П.Хохлов. 

В начале 1956 г . Большой Драматический готовился отметить свой тридцать седьмой день рождения. В самый канун праздника в театр пришел новый главный режиссер. В истории БДТ начиналась новая эпоха, имя которой - Георгий Александрович Товстоногов. Тридцать три года Георгий Александрович возглавлял БДТ. Тридцать три года он, подобно зодчему, терпеливо и настойчиво возводил здание своего театра, учитывая возможности труппы в целом и каждого актера в частности, внешние обстоятельства и собственные режиссерские интересы и пристрастия. У него была своя театральная идея и огромная сила созидания. Он создал театр, который на протяжении трех десятилетий оставался одним из лидеров отечественного театрального процесса. Знаменитая формула "Театр - это добровольная диктатура" принадлежит Товстоногову. Он был диктатором, воле которого подчинялись безоговорочно. Но основывалось это подчинение не на должностном уставном величии, а на силе и непререкаемости творческого авторитета. Он был энциклопедически образованным человеком и о театре знал буквально все. Он был мудр, прозорлив и азартен. Товстоногову, искреннему и последовательному поклоннику системы Станиславского, нравилось лукавое театральное лицедейство. Напористость мысли, сценическая правда соединялись с яркостью театральной формы и составляли магическую притягательность его спектаклей. Созданные им сценические шедевры - "Идиот", "Варвары", "Горе от ума", "Мещане", "Ревизор", "История лошади", "Три мешка сорной пшеницы", "Тихий Дон", "Дядя Ваня", "На всякого мудреца довольно простоты", "На дне", стали эпохальными событиями отечественной театральной культуры, вошли в золотой фонд русского театрального искусства. Умение чутко слушать время, безупречная точность в выборе репертуара, глубина, а подчас и неожиданность трактовки и мастерское воплощение замысла обеспечивали неизменно высокий творческий результат. По крупицам, личность к личности, он собрал ансамбль уникальных актерских индивидуальностей, составивших лучшую драматическую труппу страны. Роли, сыгранные на сцене БДТ, принесли известность И.М.Смоктуновскому, О.И.Борисову, раскрыли яркие дарования Т.В.Дорониной, С.Ю.Юрского, Е.З.Копеляна, П.Б.Луспекаева, В.И.Стржельчика, В.П.Ковель. Более сорока лет в Большом Драматическом театре играл гениальный русский актер Е.А.Лебедев. И ныне в БДТ по-прежнему играют К.Ю.Лавров, О.В.Басилашвили, А.Б.Фрейндлих, Л.И.Макарова, Н.Н.Трофимов, З.М.Шарко, Елена Попова, А.Ю.Толубеев, В.М.Ивченко, Г.П.Богачев. ...23 мая 1989 года в Большом Драматическом театре шла генеральная репетиция нового спектакля. Проведя художественный совет и назначив день премьеры, Георгий Александрович Товстоногов сел в автомобиль, помахал на прощанье рукой и отправился домой. Тогда никто не знал, что мы видели своего главного режиссера в последний раз. На площади Суворова машина остановилась на красный сигнал светофора. Но когда загорелся зеленый свет, она так и не тронулась с места. Товстоногов умер, умер на пути из театра... Среди работ, посвященных творчеству выдающегося режиссера выделяется статья замечательного критика и исследователя отечественного театра К.Л.Рудницкого "Истина страстей", в которой наиболее точно на наш взгляд сформулированы основные черты человеческой и творческой личности Г.А.Товстоногова. Ее ценность в том, что она написана при жизни Мастера, в результате многолетних наблюдений за его творчеством и по следам живых впечатлений от созданных им спектаклей. Фрагменты из нее мы и предлагаем вашему вниманию. "...Годы идут, обойма фамилий лидирующих режиссеров пополняется и меняется, самый язык сцены становится иным, но искусство Товстоногова по-прежнему в центре всеобщего внимания и почти всякая его премьера - заметное событие театральной жизни. Как минимум это означает, что Товстоногов не стоит на месте. В каждом очередном товстоноговском спектакле есть волнующий привкус опасности, риска, есть азарт эксперимента, результаты которого заранее предвидеть нельзя. Внешне Товстоногов очень уравновешенный человек. Он серьезен, спокоен и тверд. Сквозь толстые стекла роговых очков обращен на вас внимательный взгляд интеллектуала. Плавная, неторопливая речь, низкий, басовитый голос, сдержанный жест, внушительная осанка. Те, кто склонен считать его всеведущим и многоопытным мастером, очень очень близки к истине. Да и те, кто в первую очередь замечает напористую силу товстоноговской мысли, его иронию, часто язвительную, юмор, благодушный и снисходительный, властные манеры театрального диктатора, - они тоже не ошибаются. При несколько более близком знакомстве скоро убеждаешься, что Товстоногов, в отличие от иных, не особенно отягощенных эрудицией театральных кудесников и фантазеров, чувствует себя как дома под широкими сводами истории литературы, живописи, музыки, архитектуры. Познания основательны, точны и применяются своевременно. Не в его вкусе работать по наитию, намечать маршрут, не сверившись с картой. Все, что Товстоногов делает, совершается обдуманно, дальновидно. Семь раз отмеряется, один отрезается. Однако ни великолепная профессиональная оснащенность, ни большой и разнообразный опыт, ни прозорливость политика, ни шарм дипломата, хотя все эти достоинства при нем, личности Товстоногова не исчерпывают. Более того, определяющими не являются. Все эти прекрасные свойства - дополнительные. Взятые вкупе, они прикрывают, надежно и прочно, его человеческую и артистическую сущность. По-настоящему понять режиссера Товстоногова можно только в процессе длительного знакомства с его искусством. ...В искусстве Товстоногова отчетливо проступают и год от года накапливаются характерные черты большого сценического стиля, отмеченного печатью мощной и оригинальной личности художника. За внешней переменчивостью манеры и несхожестью отдельных спектаклей угадывается упрямое постоянство движения, уводящего далеко от великих учителей и в сторону от самых прославленных современников. За мобильностью очертаний конкретных работ чувствуется нечто неуклонно товстоноговское, никогда не повторяющееся, ни с чем не совпадающее. Режиссерский дар Товстоногова глубочайшее серьезен. Фантазия покорна интеллекту, темперамент обуздан логикой, изобретательность послушна волевому напору, без колебаний отвергающему любые выдумки, даже и соблазнительные, но посторонние, уводящие от намеченной цели. Такая сосредоточенная энергия связана с пристрастием к решениям крайним, предельным, к остроте и нервной напряженности очертаний спектакля. Туда, где он предчувствует правду, Товстоногов устремляется очертя голову, безоглядно, готовый любой ценой оплатить доступ "до оснований, до корней, до сердцевины". Создатель композиций проблемных, вбирающих в себя непримиримое противоборство идей, Товстоногов испытывет характерную неприязнь к режиссерскому кокетству. Ирония часто скользит в его искусстве, подвергая сомнению людей, их дела и слова, но никогда не бывает скептически направлена против хода собственной мысли художника. Двусмысленность иронической театральности - не для него. Прием, как таковой, ему просто не интересен. В средствах выразительности Товстоногов разборчив, даже привередлив.. Смелые новшества младших товарищей по профессии он, конечно, учитывает, берет на заметку, но если уж использует в собственных постановках, то всегда в оригинально интерпретированном, насыщенном совсем другим смыслом, одновременно и в упроченном, и в переиначенном до неузнаваемости виде. Композиции Товстоногова - жесткие, тщательно рассчитанные, выверенные по метроному. Тут всякое лыко в строку, самомалейшее движение заранее предуказанно. Однако прочный режиссерский каркас постановки непременно предусматривает миги полной актерской свободы. Режиссерское владычество не тяготит и не сковывает артиста. Артист знает: настанет секунда, когда рука Товстоногова неумолимо, но легко толкнет его вперед, туда, куда и сам он так рвется, - на самосожжение игры. Неоспоримая истина страстей рождается на театре только так: в счастливой муке актера, которому в этот момент все дозволено - и прибавить, и убавить. Эта мука и это счастье предуготованы артистам БДТ во всех спектаклях. Позиция Товстоногова в театральной жизни предопределена по меньшей мере несколькими особенностями его дарования. Первая из них - сосредоточенность режиссерского интеллекта, целеустремленность движения мысли сквозь многосложную проблему, которая становится объектом внимания Товстоногова в данном спектакле. Вторая, еще более специфичная для него черта - умение организовать сценическое действие так, чтобы нарастающее напряжение мысли возбуждало и подстегивало эмоцию, провоцировало внезапные взрывы темперамента. Третья примета товстоноговского искусства - обязательная полифоничность развития, виртуозно разрабатываемое многоголосие. В утонченной оркестровке товстоноговского спектакля на равных правах участвуют все мыслимые инструменты. Нельзя предугадать, когда послышатся фортепьянные аккорды, когда подаст голос валторна или виолончель, когда вступят скрипки, когда загрохочут ударные, а когда запищат сквозь папиросную бумагу детские гребенки, памятные еще по "Принцессе Турандот". Товстоноговское владение всеми гласными и согласными сценического языка, всем его алфавитом от "а" до "я", позволяет режиссеру добиваться подлинно реалистической многозначности и объективности искусства. Этими двуми словами - многозначность и объективность - я определил бы главные признаки товстоноговской режиссуры. Личность режиссера полностью растворена в спектакле, который им выстроен и управляем. Товстоногов скрыт за своими образами и персонажами, не спешит превознести одного, принизить другого, радушно обняться с героем и презрительно отвернуться от подлеца. Когда шумному, а когда тихому, когда единому, а когда и дробно-капризному движению жизни в спектаклях дана полная воля, и в этом потоке Товстоногову бывает необходимо сперва найти связность, логику, определить скрепы между людьми, событиями, коллизиями, показать, как и почему одно из другого вытекает, а после уж обозначить разрывы, трагические провалы или комедийные рытвины, отделяющие правду от кривды, мертвенное и обреченное - от жизнеспособного, жизнетворного. 


вверх

 

Колонка редактора

В Петербурге началась пора белых ночей. Самое романтическое время года, притягивающее в наш город туристов со всего мира. Только вдумайтесь – немцы и англичане, американцы и бразильцы, арабы и японцы платят тысячи долларов, плывут и летят по несколько часов, чтобы увидеть взмывающие над Невой мосты или шпиль Адмиралтейства, полюбоваться на фонтаны Петродворца и воочию удостовериться, как прав был поэт, когда писал: «Одна заря сменить другую спешит, дав ночи пол-часа...».
А мы, торопясь на работу проносимся мимо ограды Летнего сада, даже не замечая её, суетясь, не останавливаем взгляда на величественном Исаакиевском соборе, объезжаем пробки на набережной у Эрмитажа и на стрелке Васильевского острова у Ростральных колонн… читать дальше
 

СКОРО

10.04 - Олег Погудин (Мюзик-холл)
11.04 - Ляпис Трубецкой (ГлавClub)
12.04 - Звери (ГлавClub)
13.04 - Apocalyptica (Юбилейный)
18.04 - Сурганова и оркестр (ДК. Ленсовета)
30.04 - Алиса (Юбилейный)
23.05 - Фестиваль "Наши в городе" (СКК)
27.05 - Limp Bizkit (Ледовый)
 

ПОГОДА

все права защищены kulto.ru © 2001-2008

перепечатка и использование любых материалов (текстов и графических элементов) 
размещенных на портале допускается только с указанием ссылки на портал www.kulto.ru

Rambler's Top100